[an error occurred while processing the directive]

Midnight black казино Архив

Авиастроительный район казани багажник игровые автоматы милиция

Автор: Рябинин Григорий Александрович | Рубрика: Midnight black казино | Октябрь 2, 2012

авиастроительный район казани багажник игровые автоматы милиция

(детали КП ВАЗ) Электростанция в багажнике Не тяни - натяни! КОРРЕСПОНДЕНТЫ: в Екатеринбурге Аркадий Козлов в Казани Алексей Солопов в Киеве. армия район рано иногда кто-то операция остальной 41 любопытный 41 максимально 41 милиция 41 молния 41 мэр 41 налаживать В частности, речь шла об Омске, Новосибирске, Челябинске, Казани. Пассажирам Юрий Борисов посетил предприятия Объединённой авиастроительной корпорации. СЛУЧАЙНОСТЬ В КАЗИНО

Ну вот, скажем, повар детского садика уничтожила ножиком собственного приятеля-ровесника. Либо иной товарищ, который избрал в качестве орудия убийства собственной супруги молоток и отвертку. Это ж нужно, куда отправь умельцы! А на Одесской улице, подравшись в подъезде, один гражданин воткнул ножик в рот собственному противнику. Пишут, что и на Нахимовском проспекте летняя дама выслала на тот свет собственного жена с помощью ножика. Подобная история случилась и на Вешняковской улице. Разница только в том, что супруге было 33 года.

Но итог домашней разборки тот же. А как же маньяки? Неужто всех переловили? Нет, нашелся один. Но в качестве места нападения на дам он избрал… кладбища. Там он знакомился с дамами, навещавшими родные могилы, а потом, угрожая ножиком, грабил их. Три года назад он был арестован, но был признан страдающим психологическим расстройством. Опосля чего же его направили в психиатрическую клинику.

Но он оттуда ухитрился сбежать и занялся прежним промыслом. Отыскал и девицу, которая стала ему помогать в этом деле. Задержал маньяка-грабителя на Кузьминском кладбище, как оказалось, тот же самый опер, который брал его в году. Нужно же! Да, наверно, опосля всего вышесказанного всякие аферисты, мошенники, другое жулье с столичных улиц кажутся детками. Но вот один аферист, меж иным, создавший в различные годы несколько фиктивных компаний, заключал с наивными жителями столицы липовые контракта на покупку квартир в строящихся домах.

И ведь как преуспел! Собрал сумму в 2 млрд миллионов тыщу рублей. И удрал. А иной мошенник подделывал справки о временной регистрации для проживания в Столичной области. И любая таковая справка стоила не очень недешево — 60—70 тыщ рублей. Сбывал он их в основном торговцам овощами и фруктами на подмосковных рынках.

Ну, хватит, наверно. А ведь мы не говорили о разразившихся банковских скандалах, пропаже и арестах неких банкиров, не лезли в высшие сферы, где… а, хорошо. Главу окрестили «Бытовуха», так давайте и побеседуем подробнее о этом самом всераспространенном виде преступлений. Хотя по части раскрываемости таковых дел все в порядке. Но уж больно тошно копаться в подробностях.

Много грязищи и много крови. Горы переведенной бумаги, утрата драгоценного времени, но, как досадно бы это не звучало, ни славы для тебя, ни удовлетворения… Вот одна из таковых историй. В этот день приносили пенсию. И в этот же день приходили внуки — Виталька и Гришка.

Средства отбирали, а ежели бабка сопротивлялась — избивали ее. Чтоб не помереть с голоду, Ксения Назаровна прогуливалась «по людям». Нет, она не попрошайничала Христа ради. Сердобольные обитатели Морозовска Ростовская область сами отдавали бедняге ношеное старье. Ксения Назаровна где подлатает, где подштопает — и на рынок.

Реализует понемногу. Еще собирала и сдавала пустые бутылки. С таковым трудом вырученные средства складывала в трехлитровую банку, которую от внуков прятала. А может, и в самом деле «чертики» в очах танцевали, выпито ведь было много. Очнулся на улице — снег, холодно. Возвратился в хату. А бабка на полу уже застыла. Виталька поднатужился, поднял старушечьи высохшие мощи, понес. Недалеко протекала речка Стремительная — туда, под мост, и сбросил бабкин труп.

В тот день они пили с приятелем по-черному: украли мясо в цеху, где ранее работал Виталька, продали, приобрели две поллитры, позже пили у бабкиной соседки Лидки с ее хахалем… Компаньон разошелся, полез в драку, Лидка их вытолкала взашей… Захотелось еще испить. Вот тогда Виталька и вспомнил про бабку. Поточнее, про ее «бабки» в банке… Взяли его через день. На суде за перегородкой посиживал девятнадцатилетний верзила с тупым, отсутствующим выражением лица. В убийстве признался сходу.

Но ни раскаяния, ни сожаления никто от него не дождался. О бабке сказал: «Она скупая была. Нам на хлеб не хватало, а она жалела для нас деньги…» Родная мама на суде не отыскала для него хорошего слова. Лишь говорила, что Виталька пьет, не работает, а когда и работал, то средств в дом не давал. Еще несколько лет назад в милиции завели на него дело, правда, то, что именуется «учетно-профилактическим».

Позднее, когда ему исполнилось восемнадцать, дело закрыли. Трибунал приговорил Виталия к 12 годам лишения свободы, присоединив два года, не отбытые по предыдущему условному приговору за кражу. От таковых дел и впрямь радости не много. Тянет от их некий безысходностью и обидой за бессмысленную людскую судьбу. Тупое, бессмысленное, вечно пьяное существование, убийство родной бабушки, долгий срок… Выйдет этот верзила из зоны лет в 30 законченным уркой.

Вот и весь итог. Открывать такие дела не очень трудно. Но чему здесь радоваться? Преступлений подобного рода с каждым деньком все больше. Всеобщее одичание… То отец убил отпрыска. То отпрыск поднял руку на отца. То мама пострадала от собственного дитятка… Опять-таки сведения по Ростовской области. В Багаевском районе тоже внук, но постарше Виталия на два года, нигде не работающий, нагрузился как следует и так отходил собственного восьмидесятилетнего деда, что тот скончался от побоев.

На хуторе Ведерники в Константиновском районе отпрыск, снова же по пьянке, поссорился с папой и забил его до погибели. На том же хуторе опьяненный супруг стал избивать супругу. И так куражился над ней, что восемнадцатилетняя дочь не выдержала, схватила со стола ножик, бросилась на обидчика мамы и нанесла ему четыре раны… Ежели бы не эта защита, папаша забил бы мама насмерть.

В Таганроге рано днем отец-пенсионер застрелил из охотничьей двустволки сына-инвалида. Увидела это мама, обезумела от горя, схватила все то же злополучное ружье и уложила супруга наповал рядом с отпрыском. Тацинский район, хутор Нуличев. Два брата — 20 и 24 лет, оба нигде не работают — допились до того, что задушили родную сестру и труп скинули в заброшенный колодец. В городке Шахты пили отец и отпрыск.

Непонятно уж, по какой причине, но вспыхнула меж ними ссора. Отец схватил ножик, отпрыск свалился. Тогда отец, опомнившись, вонзил тот же ножик для себя в грудь. Финал: отец на погосте, отпрыск в больнице, судьба к нему оказалась милостивее, он выжил.

Лишь вот зачем? Чтоб погибнуть в очередной опьяненной драке? Либо уничтожить родственника, соседа, приятеля? В Новочеркасске 3-х летний малыш стал непосильной обузой для своей мамы и ее сожителя. Парочка хладнокровно уничтожила мальчугана. Их арестовали, когда они пробовали незаметно вынести труп малыша из квартиры… Кстати, о детях. В Чашниковском районе Белоруссии пятилетний Миша полоснул ножиком по горлу восьмилетнего Диму, который по дороге в больницу погиб от утраты крови. Нож, меж иным, был самый обычный, перочинный.

А вот убийца — нет. Он стал самым юным убийцей в мире, впору заносить в Книжку рекордов Гиннесса. А вот еще одно дело. Челябинская область, город Снежинок. Прекрасное заглавие. Но история не очень прекрасная. Супруг пил.

Супруге это надоело: то — се, скандалы, ссоры… И она попросила знакомого уничтожить супруга. За средства. Знакомый не лишь не опешил, но быстро и качественно выполнил просьбу. Наверно, средства были необходимы. Труп отыскали соседи. В лифте. А через четыре дня отыскали и того, кто убивал. За оказанную услугу он должен был получить от безутешной вдовы 20 миллионов рублей. Наверно, расчет они собирались создавать опосля убийства. У дамы собственных средств не было. Она посиживала дома, вела хозяйство и не имела способности зарабатывать.

Так что несчастного пьяницу уничтожили на его же средства. Почему-либо в особенности много всяких таковых историй происходит в Белоруссии, на Урале, в Казани. Снаружи — ничем не мотивированное убийство. Да, конкретно в Казани оно вышло. Директор университетского филиала Русской Академии наук Карен Жамогорцян расстрелял в собственном кабинете малый ученый совет, с которым издавна конфликтовал.

Даже комиссия из Москвы приезжала разбираться. Все четыре убитых — его принципиальные противники. Не считая того, все, как на подбор, евреи. А конкретно происки некоторых «еврейских заговорщиков» маниакально не давали покоя директору. Чушь какая-то… Психоз? Сдвиг на почве антисемитизма? Ужас лишиться обычного кресла? Сейчас уже не выяснить. Очевидцев нет. Секретаршу шеф услал с поручением, по внутренней связи вызвал к для себя четверку будущих покойников, типо на обыденное мини-совещание, и больше их живыми никто в институте не лицезрел.

Что же было потом? Личный шофер привез из дому директорскую супругу, вкупе они подъехали к приемному покою городской больницы «Скорой помощи». Жамогорцян отослал шофера. А скоро в салоне служебных «Жигулей» нашли два трупа с огнестрельными ранениями головы.

Директор стрелял в супругу с заднего сиденья. Здесь же отыскали газовый пистолет, адаптированный под боевые патроны, стреляные гильзы девятого калибра, предсмертную записку, адресованную шоферу, с подробными и полностью разумными распоряжениями насчет морга и похорон. Вообще-то в этом деле не все ясно.

Все было так отлично продумано: секретарша отослана, время — обеденный перерыв, толстые стенки накрепко впитали звуки выстрелов, комнаты рядом и напротив пустовали. Все это показывает на то, что убийственная акция совершена не любительской, а полностью проф рукою. Работал киллер, а все остальное — спектакль? Может быть, возможно… Киллер сегодня тоже грамотный пошел. Орудие кидает около трупа, чтоб не мыслить, куда его девать.

Либо инсценирует несчастный вариант. Либо маскирует заказное убийство под ту же «бытовуху». Но о этом разговор особенный. На данный момент речь о другом. О том, как обесценилась людская жизнь и как просто самые простые граждане, что именуется, обыватели, берут в руки орудие.

Здесь все идет в ход. Перочинный, как уже отмечалось, нож, охотничье ружье, молоток, топор… За что? Ради чего? Спроси их — сами не знают. Либо еще что-нибудь в этом роде. Когда она свалилась, отрубил ей топором голову, позже ноги… Затолкал кусочки в мешок, чтоб вынести и спрятать…» Это из показаний Евгения Турилина, шестнадцатилетнего пэтэушника. Выглянувшая в окошко бабушка увидела у сарая курящего внука.

Руки его, как ей показалось, были в кое-чем красноватом. Разбудила отпрыска. Тот бросился к сараю, но не сумел открыть дверь: она была кое-чем приперта изнутри. Заподозрив неладное, позвонил в милицию. Скоро прибыли оперативники, вышибли дверь, вошли… В углу при свете лампы ребенок торопливо запихивал в мешок… дамские ноги.

В другом мешке уже было упаковано все остальное. Следователи сначала решили было, что это очередной Чикатило. Но жертву никто не насиловал. Все было еще проще и прозаичней. В тот день Женька купил на барахолке шапку. И, как водится, покупку обмыл.

А когда шел домой, встретил восьмиклассницу, которая ему вроде бы даже нравилась. Предложил покурить. Они зашли в злосчастный сарай, покалякали о том о сем. На свою беду, девченка неосторожно подначила кавалера и, видимо, кое-чем задела его мужское самолюбие. Что было дальше? Оглушил ее ударом молотка, схватился за топор… Во время ужасной данной для нас «разделки» девченка пришла в себя от боли и заорала.

Этот вопль услышала бабушка. Палач отрубил жертве голову… Позже начал упаковывать по частям в мешки… Здесь его и взяли. Во время следствия Турилин прошел психиатрическую экспертизу. Не верилось, что такое жуткое, не поддающееся осмыслению грех кто-то мог совершить в здравом уме. АН нет! Все вроде бы нормально, отклонений не найдено, не параноик, не шизофреник.

Из обычный рабочей семьи. Обучался в ПТУ. Правда, соседи, отлично знавшие Женьку с младенчества, охарактеризовывали его так: скрытен, хулиганист, жесток. Любят истязать бездомных собак. В один прекрасный момент был пойман, когда вешал кошку. А по виду невзрачный, хилый. Кто бы мог поразмыслить, что в этом обыкновенном, пусть даже не образцово-показательном мальчику кроются такие садистские наклонности — жестокость, кровожадность? Верховный трибунал Татарстана направил дело на доследование.

Предстоит наиболее кропотливо сконструировать статью обвинения: «простое» убийство либо убийство с отягчающими обстоятельствами. Казалось бы, о чем спор? Но далековато не индифферентно, через сколько лет окажется на свободе убийца с маниакальными замашками… Хотя где она — эта узкая грань? Примеров множество. Обитатель поселка Ометьево убил топором супруга собственной сестры. Не много того — он чуток не сделал свежеиспеченную вдову людоедкой под видом парной свинины вручил ей часть ноги ее собственного супруга.

Подробности, как постоянно, ужасны… Дама пришла домой, развернула подношение и все сообразила, увидев мужнину татуировку. И кинулась в милицию. Предприимчивого родственничка взяли, когда он решил реализовать все остальное… Суды завалены «бытовухой». Чем тяжелее жизнь, тем сильней у почти всех искушение сорваться на близких: наорать, избить… Но убивать и кромсать? Где она — эта узкая грань? Не так давно в Казани на улице Дубравной меж этажами многоквартирного дома была найдена семидесятилетняя дама.

Голова у нее была пробита томным тупым предметом. Чуть живую ее привезли в больницу. В квартире потерпевшей оказались две внучки, учащиеся кооперативного техникума, одной восемнадцать, иной шестнадцать. В ответ на вопросцы они сбивчиво плели что-то о неизвестных ночных визитерах, которые типо вызвали бабушку в коридор, откуда она больше не возвратилась.

Но казанские следователи и сыщики без особенного труда нашли в комнатах следы крови, а у подъезда — кровавый кирпич. Как выяснилось, мысль избавиться от надоевшей старушенции родилась в головке у младшенькой — она и обрушила на спящую бабулю вышеупомянутый кирпич. Позже девченки вынесли тело на лестничную площадку и бросили там истекать кровью. Мотивы покушения? Самые прозаические. Младшей из внучек чрезвычайно хотелось поскорей стать полновластной хозяйкой бабушкиной квартиры в другом районе городка, где она была прописана.

Подобная история произошла с 2-мя пожилыми людьми: пожалели осиротевшую опосля погибели мамы племянницу и прописали ее у себя в квартире. Но сиротка скоро так оправилась, что обрекла обоих на мученическую погибель. Во время опьяненной оргии ее жених и его дружки устроили старикам жуткую расправу: поначалу их по очереди забивали кулаками, бутылками из-под водки, ножками табуреток, позже уложили в спальне на кровать и взялись за ножи… Судебно-медицинская экспертиза потом зафиксировала на телах множественные ножевые ранения.

Все это время облагодетельствованная племяшка была здесь же и даже ухитрилась… поспать. Тела ублюдки задумали спалить. Обложили газетами, чиркнули спичкой, заперли дверь. Огонь, но, не занялся. А днем племянницу, явившуюся домой проведать покойников, повязала полиция. Большая часть героев этих криминальных хроник — малолетки. А вот свежайшая хроника из Подмосковья. В овраге рядом с домом отдыха «Полет» в Одинцовском районе обнаружены части людского тела в пары полиэтиленовых пакетах.

Как определили специалисты, расчлененный труп пролежал так три месяца. Но это не воспрепядствовало установить личность погибшего. Им оказался двадцатилетний обитатель Одинцова. Установлен и подозреваемый в совершении кровавого преступления. Иная жуткая находка — в Жуковском. Тут нашли мешок с отчлененными частями людского тела. Правонарушитель спрягают его в кустиках меж жилыми домами. Убитым оказался сорокалетний местный обитатель, ранее судимый.

А палач — его земляк, также побывавший в заключении. Чтото земляки не поделили. Поселок Лесные Поляны Пушкинского района. Тут в мусорном баке около жилого дома отыскали голову, руки и ноги человека. За маленький срок сотрудникам правоохранительных органов удалось установить личность погибшего и выйти на правонарушителя.

В его квартире, в ванной, отыскали туловище. Не успел вынести… А эта леденящая душу история произошла уже в самой первопрестольной. В многоквартирном доме по улице Мастеркова сорокашестилетняя мама расправилась с двадцатичетырехлетним отпрыском. Но как! Сначала полировщица завода «Серп и молот» совместно с отпрыском учинила пьянку.

Позже родственнички поссорились, и дама задушила чадо подушечкой. То ли он был в стельку, то ли она различалась атлетическим сложением. Позже мама отрубила топором правую ногу отпрыска и выбросила ее в мусоропровод, а сам труп чуток позднее спрятала в подвале примыкающего дома. Сотрудники милиции, обнаружившие находку, сначала по горячим следам задержали невиновного.

Но спустя два дня им удалось вполне вернуть картину убийства. Высокосознательные рабочие должны были создавать тут могучие «КамАЗы», а в свободное от этого время культурно проводить собственный досуг в домах культуры и клубах… Ну и уж естественно, никакой для тебя преступности и никаких милиционеров — ловить-то некого!

Оставим в стороне доверчивый цинизм строителей коммунизма. Нынешний день Набережных Челнов — ужас для его обитателей. Практически чередой расследуются убийства с истязаниями. Бабушка не отдала внуку средств на карманные расходы… Как отреагировал на это малютка? Естественно, прикончил бабулю. И скоро уже был досрочно освобожден за «примерное поведение» в зоне. Но на воле почему-либо повел себя совершенно по другому. В порыве похмельной ярости задушил родную сестру. Не много того, затащил ее тело в ванную, топором отрубил голову, сунул ее в полиэтиленовый мешок и… пошел к возлюбленной девушке.

Да чтоб повытрепываться «трофеем». На кладбище потрясенная случившимся мама поклялась над гробом дочери, что будет требовать у судей расстрела сынаизверга. Мужчина убил юного парня. И в различных концах «города будущего» кинул бренные останки земле. И воде. В смысле — скормил рыбам.

А иной, убив компаньона, тоже расчленил труп и… скармливал его собакам. Отпрыск прикончил мама, расчленил и упрятал ее тело… На этом страшенном фоне уже как полностью обыденное воспринимаешь сообщение о массовом убийстве все в том же прототипе грядущего — в Набережных Челнах. Двадцатилетний начинающий бизнесмен прогорел на неудачной сделке.

Что делать? Как расплатиться с друзьями-компаньонами, ссудившими ему средства под перспективный бизнес? А не нужно рассчитываться, решил этот крутой юноша. 1-го из друзей он зарубил топором в гараже, а труп сбросил в подвал. Вслед за ним туда же отправился 2-ой. Правда, этого предприниматель нечаянно не добил.

На свою беду, потерпевший поднял вопль и за это немедля был прикончен. Убийца спустился в подвал и в темноте, вслепую, нанес ему 30 ударов топором! Третьего приятеля тоже зарубил. А вот с четвертым вышла промашка. Правда, стукнул пару раз уже обычным орудием, но лезвие топора скользнуло по рукам жертвы.

Это и выручило жизнь обреченному… Таковой вот метод решать деловые вопросцы. Да кого сиим на данный момент удивишь? Экономика и криминал так срослись, что не различишь уже, где кто из этих близнецов-братьев. Те, кто знали его лично, общались с ним, говорят, что и представить не могли, что он на такое способен. С виду опер как опер. Среднего роста, просто краснеет… Кто говорит — это сосуды залегают близко под кожей, кто — просто возбудимая личность. Паренек из села Путивль Сумской области Украины, со средним образованием, не так издавна он прорвался в столицу.

Работал оперуполномоченным уголовного розыска первого отдела внутренних дел окружного УВД подмосковного Зеленограда. Служба давалась Александру нелегко, в особенности оформление бессчетных документов: грамотностью и изяществом стиля они не отличались.

Что ж, таковых в милиции много. И здесь он ничем не выделялся. Судебный приговор, оглашенный год спустя, сухо констатировал: «Подсудимый А. Шаповалов… открыл, стоя в дверях комнаты, стрельбу из табельного орудия — пистолета системы «ПМ» N — и произвел 6 выстрелов.

Потом он еще несколько раз стрелял в Воронина и Дубенко, при этом настиг и опосля борьбы застрелил Воронина в иной комнате». Оба скончались на месте. Супруга Шаповалова Людмила и его друг Виктор Акимов, раненные, но не небезопасно, остались живы. Это было бы заурядное убийство на почве ревности, ежели бы Александр не был милиционером. Супруга ему изменяла. Классический сюжет шекспировского Отелло в современных декорациях и костюмчиках.

Слухи о этом доходили до Шаповалова издавна, но к концу лета года переросли в уверенность: Людмила сделала его рогоносцем. Как-то Александр зашел в гости к Николаю Воронину и сходу же учуял запах конопли. Коля признался, что «балуется» травой.

И не лишь сам. Супругу Шаповалова как-то угостил, и ей это «тоже понравилось». А незначительно позднее Людмила сказала сама супругу, что спит со своим знакомым, Николаем Барчуком. Александр стал было «выяснять отношения», но супруга лишь плечами пожимала в ответ на его упреки. Тогда Шаповалов тайком взял записную книгу Людмилы и с помощью служебной компьютерной программы проверил всех ее знакомых.

И, как показал на следствии, испугался. Объединяло их лишь одно — любовь к сексу и половая неразборчивость. Александр начал с крайнего — того самого Барчука, в связи с которым призналась супруга. Он заехал за ним и отвез в здание 1-го ОВД. Разговор шел в служебном кабинете Шаповалова, при закрытых, естественно, дверях. Предлог для беседы оперуполномоченный отыскал без труда: есть, дескать, подозрение, что Барчук употребляет наркотики.

Барчук ничего не скрывал, да и скрывать, похоже, не собирался. Да, наркотики употребляю, с бабами сплю, что в этом такого… Приблизительно в таком роде исповедовался он. Посреди собственных любовниц Барчук именовал некоторую Людмилу и отдал ей такую характеристику: «женщина без комплексов». Сказал, что спала она не лишь с ним, но и с иными мужчинами из 2-го и 4-го микрорайонов Зеленограда. В один прекрасный момент Людмила показала ему, Барчуку, й корпус, где стала «порнозвездой зеленоградского розлива».

Там происходила какая-то непотребная оргия, просто говоря, «групповик», в котором она воспринимала роль, и особенные сцены были засняты на видеопленку. Все, что говорил Барчук, Шаповалов выслушал с виду тихо. Но что испытал в эту минуту… Тогда он и принял окончательное решение. Светало, было 6 утра. Под давлением парней, кстати говоря, чисто психическим, дама именовала еще двоих собственных любовников. В том, что она стала вести разгульную жизнь, Людмила обвинила Павла Дубенко — конкретно он, по ее словам, снял ее на пленку в сцене группового секса.

Вторым, как она говорила, был Николай Воронин. Около 7 утра Шаповалов и Акимов заехали за Ворониным и Дубенко, посадили обоих в машинку, в которой уже была Людмила. И все пятеро приехали к Шаповаловым домой. Пили на кухне. В конце концов Александр задал тот самый вопросец, ради которого и собрал всех участников «застолья»: спала ли его супруга с гостями? Дубенко немедля признают этот факт, при этом не без гордости: вот, дескать, мы какие современные!

А Воронин все отнекивался. Может быть, все и обошлось бы, но у Шаповалова за поясом был заряженный служебный «макаров». Потом свои деяния Александр вспоминал чрезвычайно смутно. Но сохранилась запись, незадолго до стрельбы он включил магнитофон, а потом позаботился о том, чтоб поменять кассету. На пленке зафиксировано все. Убив Воронина и Дубенко, Шаповалов по рации вызвал милицию, произнес, что у него в квартире два трупа и двое покалеченых. И что на данный момент будет еще один труп.

Он имел в виду себя, желал застрелиться. По словам супруги, Александр рыдал. Акимов предложил ему вывезти и зарыть трупы. Но Шаповалов ответил другу, что обстановку на месте происшествия нарушать нельзя. Абсурд какой-то… А трибунал счел это проявлением «служебного рвения»! Трибунал вообщем чрезвычайно сочувственно отнесся к герою данной для нас истории. Сам Шаповалов в качестве главной предпосылки убийства отдал суду такое объяснение: «Сорвался».

По словам Александра, нервный срыв, боль, обида, а не заблаговременно обмысленное намерение принудили его взяться за орудие. И тем не наименее приговор — виновен в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах. Трибунал пришел к выводу, что Шаповалов не мог действовать в состоянии аффекта. Никто не увидел, чтоб лицо у него покраснело либо задрожали руки. Он удачно справлялся с орудием, перезаряжал и опять прицельно стрелял, воспользовался рацией и магнитофоном.

Судебно-медицинская экспертиза признала Шаповалова вменяемым, в том числе и во время совершения им преступления. Приговор, нет никакого сомнения, аргументированный и справедливый. А правонарушителя — жалко. В том числе и судье, вынесшему этот приговор. Может, дело всего-навсего в мужской солидарности? Эх, мужчина, дескать, теряется из-за бабы!

Может быть, женщина-судья не так жалела бы, но срок бы скостила? А срок у Шаповалова впереди большой — 12 лет лишения свободы. Наверно, невзирая на ее «веселую жизнь» и его роковые выстрелы, что-то их все же привязывает друг к другу.

Думается, что обычный человечий разум не может понята эту привязанность. Рассказанная история — не мелодрама. Она о многом принуждает задуматься. К примеру, о том, как мог Шаповалов, раз в день сталкиваясь с подобного рода ситуациями, не спросить себя: «А что будет потом? Стоят ли его будущие жертвы его своей жизни? Его участником был достаточно большой милицейский чин. Он находился на службе, когда ему сказали, что во дворе его дома дебоширит группа мужчин.

Начальник едет домой и, вправду, лицезреет «хулиганов» у собственных окон. Они поют песни и забавно с ним здороваются. Им по восемнадцать — 20 лет, он всех их знает с юношества. Не говоря ни слова, он вынимает табельное орудие и убивает ребят. Позже глядит на их неподвижные тела, лицезреет испуганные, потрясенные лица соседей, как будто бы пробуждается, подносит пистолет к виску и стреляется сам.

Тоже — «сорвался»? И убил себя, когда понял, что натворил? Необъяснимые деяния. И нет им оправдания. Но что правда, то правда — сотрудники правоохранительных органов работают на пределе сил и способностей. Нет у их ни каров, которые мы лицезреем у американских колов, ни технического, ни электронного обеспечения, как у заморских братьев, нет и психологов, которые не допускали бы схожих кровавых срывов.

Не мыслить сейчас о этих и почти всех остальных дилеммах правоохранительных органов — означает подталкивать само правительство к развалу. А вот что бывает, когда кому-то нужно придать бытовому делу политическую окраску. Костоева В апреле года в селении Чермен, что находится в 7 — восьми километрах от столицы Северо-Осетинской АССР Орджоникидзе, было совершено тяжкое преступление: вырезана целая семья Калаговых — отец, мама и трое дочерей.

Дело получило неслыханный по тем временам резонанс еще и поэтому, что в Загородном районе, где проживают вместе осетины и ингуши, напряженность сохранялась еще с года, когда была восстановлена Чечено-Ингушетия. Работая опосля окончания института 10 лет в Осетии, я, зная ситуации противоборства осетин и ингушей, подразумевал, что данное грех сильно обострит и без того сложные межнациональные дела. И скоро стало понятно, что органами прокуратуры, МВД и КГБ задержана крупная группа лиц ингушской национальности, подозреваемых в кровавом злодеянии.

На одежде неких из их были обнаружены следы крови. А дело меж тем приняло уже быстрее политический, чем уголовно-правовой, нрав. В местных средствах массовой инфы была поднята массивная пропагандистская шумиха, вновь вытащен тезис о невозможности совместного проживания осетин и ингушей. Вот в связи со всем сиим ажиотажем в Орджоникидзе был ориентирован старший следователь по особо принципиальным делам М.

Валсев для принятия дела к собственному производству. Но скоро стало понятно, что Валеев, видите ли, не согласен с избранной местными правоохранительными органами версией о совершении преступления теми лицами, что были арестованы как подозреваемые. Наиболее того, допросив арестованных и проверив их показания, он отдал указание задержать местного оперуполномоченного милиции, который на начальной стадии участвовал в расследовании и допускал недозволенные методы: избивал задержанных, вышибая в буквальном смысле показания из их, фальсифицировал материалы.

Как и следовало ждать, по поводу этого задержания в ЦК КПСС был немедля выдан звонок управления республики о том, что столичный следователь занял совсем непонятную для местных властей позицию. Ведь ни у кого нет колебаний, что грех сделали арестованные на данный момент лица ингушской национальности, но Валеев специально направляет следствие по ложному пути и пошел даже на арест офицера, добропорядочного и толкового работника.

Вкупе с тем управление республики не исключает, что действиям Валеева есть разъяснение. Они могут быть продиктованы тем обстоятельством, что ингуши, живущие в Загородном районе, как стало им понятно, собрали значительную сумму средств и через собственного земляка, работающего в генпрокуратуре, Костоева, смогли «воздействовать», так огласить, на Валеева.

Понятно, что предстоящее роль Валеева в расследовании дела о убийстве представляется неосуществимым. Центральный Комитет отдал немедленную установку русской Прокуратуре, Валеева без всякого разбирательства отстранили от этого дела и освободили от должности старшего следователя.

Но, не имея способности вменить ему хоть что-нибудь конкретное, не считая голословных обвинений в необъективном расследовании, перевели его на какую-то рядовую должность, где он занимался вопросцами статистики целых три года, когда его также без разъяснений возвратили на прежнюю должность. Расследование возглавили мои коллеги Р. Савин и В. Вышло сейчас так, что параллельно стали вести два дела: о убийстве Калаговых и о применении недозволенных способов в отношении арестованных.

Приблизительно через полгода было на сто процентов доказано алиби первой группы арестованных. Кровь на их одежде оказалась кровью от скота, который они забили и вывозили на продажу за пределы республики, и вообщем в день убийства они находились в Горьковской области. Таковым образом, опосля длительных издевательств, которым подвергали их местные детективы, арестованных обязаны были высвободить.

Потом возникла иная версия. Некоторая гражданка Цицхиева, дама легкого поведения, ингушка, под грубым нажимом и шантажом все тех же местных работников милиции отдала показания о том, что она знает убийц. Да, желаю увидеть, что некие фамилии я из этических суждений буду изменять. В ночь совершения преступления в селении Чермен некие очевидцы лицезрели автобус, принадлежащий орджоникидзевской птицефабрике, традиционно перевозивший рабочих. Шофер автобуса, некоторый Дагаев, ингуш, опосля недолгого запирательства сказал, что выехал с Цицхиевой за село, там застрял, ожидал, пока покажется помощь и его вытащат.

А вот сама дама показала другое. Да, она вправду находилась в ту ночь в автобусе. Но среди ночи к ним подъехали несколько ингушей, которых она именовала, и предложили совершить разбойное нападение на дом чрезвычайно обеспеченного человека, завскладом птицефабрики Дзоцы Калагова. Договорившись совершить разбойное нападение, они подъехали к дому жертвы, монтировкой взломали дверь и просочились вовнутрь.

Дальше сделали убийство пятерых членов семьи, забрали средства, хранившиеся в стеклянной банке, около 6 тыщ, разделили добычу меж участниками и разъехались в различные стороны. Все эти люди, очевидно, были мгновенно арестованы, и началась раскрутка новейшей версии.

Позднее некие из данной для нас группы, доказав свое алиби, исключались и выходили из-под ареста, их же места занимали остальные, обязанные данной «честью» все той же Цицхиевой. Ну, представим, кому-то удавалось доказать свое алиби, что в ту ночь он был с тем-то.

Очевидец подтверждал: да, он был у меня дома. Цицхиева здесь же, на следующем допросе, заявляла, что из-за боязни не упомянула на прошедших допросах фамилию и этого очевидца, который находился совместно с ними во время совершения преступления. Таковым вот образом следствие обеспечивало себя все новенькими и новенькими фигурантами.

Расследование продолжалось уже 5 лет. В стадии завершения группа арестованных стала международной. Отыскали бродяжку, некоторую Дарью Украинскую, которая показала, что была из милости пущена в дом Калаговых на ночевку, спала в коридоре и по сговору с правонарушителями открыла им дверь. Подтвердила тем самым показания Цицхиевой. Словом, арестовывали новейших людей, их опознавали все те же Цицхиева и Украинская. Под откровенным оговором их признавались и остальные арестованные.

Дело разбухало. Оно 10-ки раз дискуссировалось на всех уровнях, включая самые высочайшие инстанции, органы Прокуратуры и МВД. По существу, оно стало в стране делом N 1. Принципиальная необходимость его раскрытия связывалась вот еще с каким обстоятельством. В 1-ые же дни опосля убийства Калаговых в населенных пт республики проехалась волна массовых митингов, шли партийные активы с требованием немедленного выселения за пределы республики всех ингушей.

В самой же Ингушетии в маршрутном автобусе разразился скандал, во время которого один из скандалистов был убит. Им, на беду, оказался осетин. И вот в декабре го года, неся гроб с телом убитого на плечах, осетины организовали общее шествие на центральной площади Орджоникидзе, опосля чего же немедля начались беспорядки: погромы, пробы поджогов ингушских домов, поджоги автомашин и так дальше, длившиеся три дня.

В столицу Северной Осетии вылетели руководители страны, которые безрезультатно уговаривали толпы народа прекратить бесчинства. И тогда под командованием заместителя министра МВД Ю. Чурбанова были выдвинуты войска, очистившие площадь. Но эта акция стоила Кобалоеву кресла первого секретаря обкома, которое он занимал 18 лет. Меж тем следствие длилось, количество томов росло, проводились тыщи различных экспертиз, допросы, передопросы, очные ставки, объяснения… Кое-где в середине го года, когда данное дело готовилось следователем Пантелеем к направлению в трибунал, меня пригласил прокурор Рф и попросил все-же поработать с арестованными, которые в большинстве собственном признались в совершении преступления, а вот основной из их, на кого, фактически, и делалась ставка, отрешается.

Этот Макаров, находящийся в реальный момент в Бутырской тюрьме, и на допросах, и на очных ставках продолжает категорически отрицать и свое, и роль остальных арестованных в убийстве Калаговых. Коль скоро в этом же году я уже был назначен на должность начальника отдела по расследованию убийств и заместителем начальника следственной части, просьба эта была совсем естественной.

Да и актуальность самого дела не стихала. Во всяком случае, управлению нашей Прокуратуры при каждом разговоре в ЦК настойчиво напоминали о нем. Я попробовал было возразить в том смысле, что на меня с самого начала следствия была брошена тень в связи с сиим делом и поэтому, займись я им, буду некорректно понят. Но прокурор настаивал, упирая на то, что само дело издавна уже вышло за рамки узконационального конфликта.

К тому же во время следствия погибла в заключении обвиняемая Украинская, двое остальных перевоплотился в калек. Без всякого движения повисло параллельное дело о нарушениях законности. Снутри самой следственной группы шло неизменное противостояние, а сотки докладов и справок не вносили ни мельчайшей ясности. Так как главная фигура — Макаров, по национальности российский — находился в Москве, в СИЗО-2, я и согласился поработать с ним.

Для того чтоб окончить дело и навести его в трибунал, необходимы были признательные показания Макарова. Ежели их получится получить, естественно. Имея на руках официальное разрешение на проведение допросов, я из сотен томов избрал конкретно те материалы, которые касались только крайней стадии расследования.

Учить все остальное дело не было ни времени, ни сил. Приехал в Бутырки, вызвал Макарова, начал с ним работать. Произнес ему, что пятилетнее следствие подступает к концу, дело, возможно, скоро пойдет в трибунал и для того, чтоб занять объективную позицию, мне самому хотелось бы осознать, как оно развивалось.

Допрос шел два дня. Многократно я воспроизводил вероятный ход суда. Уверял Макарова в бессмысленности голословного отрицания. В конце концов он стал соглашаться, что другого выхода, как признать свое роль в преступлении, у него нет. Но при этом он совсем не собирается брать на себя основную роль, которую ему отводили остальные участники дела. Словом, он обещал еще раз пошевелить мозгами и отдать показания.

Мне же от него требовалось другое: показания он собирался давать либо сознаться в том, что было на самом деле? Люди посиживали под стражей 5 лет. Сотки раз их допрашивали, но сломать Макарова не смогли. А у меня возникла настоящая возможность развязать этот узел практически в три дня. Нужно лишь посодействовать Макарову подогнать его показания к свидетельствам остальных участников, положить их на стол прокурора и сообщить: с Макаровым все в порядке.

Я за три дня сделал то, чего же остальные не смогли сделать за 5 лет. Но ведь опосля этого кого-либо из обвиняемых наверное расстреляют… Невиновные люди будут мучиться в колониях. И самое страшное: действительные правонарушители будут гулять на свободе. Опосля мучительных размышлений я сел и написал рапорт на имя заместителя прокурора РСФСР, где посреди остального указал на последующие факты и собственные выводы.

Так, к примеру, показания Макарова, согласившегося признать свое роль в этом преступлении, полностью не совпадали с деталями происшедшего, зафиксированными в материалах дела. Ничего не мог он огласить о проволоке, обнаруженной на шейке одной из убитых, не мог ответить, каким образом взламывалась дверь, и почти все другое, очень существенное. Как сказал Макаров, в ходе моих допросов он совсем удостоверился, что его правдивые показания не находят доказательства, конкретные происшествия извращаются и оборачиваются против него самого.

Не видя выхода, он решил оговорить себя и остальных лиц и тем самым как-то облегчить свое положение. Словом, у меня имеются суровые сомнения в причастности Макарова к убийству. В данной нам связи я считаю неосуществимым какое-либо свое предстоящее роль в расследовании по данному делу.

Спустя некое время дело о убийстве семьи Калаговых было ориентировано в трибунал, рассматривалось оно в Краснодаре. В судебном заседании отовсюду полезли «уши», обвиняемые стали говорить, какими варварскими методами из их выбивали показания. Словом, всюду выявились противоречия. Долголетний труд лопнул. Часть людей освободили под расписку, кого-либо продолжали держать под стражей, дело вернули на доследование с одновременным вынесением личного определения о нарушениях законности.

И в м году его скинули в отдел по убийствам, то есть ко мне. Кому его отдать? Формально эти с лишком томов отписал я следователю А. Горбунову, который расследовал совсем другое дело. При этом я произнес ему, что работы здесь, по моему мнению, незначительно — поновой начать и кончить. Меж иным, когда осматривалось место происшествия, на дверях комнаты, где лежали трупы, был найден подходящий для идентификации отпечаток кровавого пальца, который никому из тех, что посиживали либо привлекались по этому делу, не принадлежал.

И коль скоро уже сотки людей проходили по делу, я порекомендовал следователю включить в состав бригады эксперта-дактилоскописта. Там ведь имелась уже целая картотека отпечатков. Вот и пусть эксперт продолжает работу вокруг семьи Калаговых — посреди друзей, знакомых, соседей — на предмет идентификации следа. Целенаправленной работы, повторяю, по делу не велось, но «шевеление», как мы говорим, длилось.

Через некое время эксперт, который, находясь в Моздоке, обрабатывал большой массив ранее собранных дактокарт, вдруг докладывает, что еще в 1-ые дни опосля совершенного преступления в числе почти всех остальных дактилоскопировался некоторый Кокаев Валерий Павлович и что, по мнению профессионала, кровавый отпечаток пальца принадлежит ему.

Смотрим материалы: да, вправду, допрашивали Кокаева, кстати, близкий родственник Калаговых, но связей с семьей убитых он не поддерживал. В ночь убийства находился в общежитии кирпичного завода в Орджоникидзе, отбывая там как «химик» третью либо четвертую судимость. Сожительствовал в тот период с некоей Заирой Засеевой, которую называл супругой. Допрошенные в 1-ые же дни опосля убийства Кокаев и Засеева доказали свое алиби относительно данного преступления.

Мы вызвали профессионала в Москву и стали находить Кокаева. Выявив некие его связи, узнали, что в крайний раз его типо лицезрели в Ленинграде. Дали ориентировку и в Ленинград, и в ряд остальных областей, где он мог бы показаться. В середине декабря года получаем сообщение: по вашей ориентировке задержан Кокаев В.

Одет был в форму капитана первого ранга с набором орденских колодок. Сообщаем также, что он обвиняется в мошенничестве — взял у официантки крупную сумму средств, обещая достать сапоги, и скрылся. За нарушение паспортного режима задержан на 15 суток. Ежели он для вас нужен, приезжайте. К тому времени выводы профессионала о идентичности отпечатка пальца Кокаева следу, обнаруженному в доме убитых, категорически подтвердила комиссионная экспертиза, проведенная в ЦНИИСЭ.

И мы с Горбуновым выехали в Ленинград. До этого всего нужно было отыскать основание для его ареста. С помощью ленинградских коллег быстро нашли ту официантку, к этому маленькому мошенничеству добавили бродяжничество с нарушением паспортного режима. 1-ые допросы проводились в КПЗ.

Речь на их шла о обстоятельствах смерти семьи его дяди, их отношениях. Но о отпечатке пальца ничего не говорили, так как он мог бы просто отыскать хоть какое комфортное для себя объяснение: был потрясен, увидев трупы, свалился на грудь покойного, испачкался там же было море крови! Но у нас имелись 1-ые протоколы допросов его и его супруги Заиры, которая сделала ему алиби: они вкупе типо смотрели кино и никуда не отлучались из дома на кирпичном заводе в Орджоникидзе.

Посреди ряда остальных, тоже первых, материалов мы отыскали сведения, которые сказали сослуживцы убитого. В разговоре с ними Дзоца Калагов говорил о одном собственном гадком родственнике, который приходит к нему и просит средств на монумент собственной мамы. Так как сказано это было незадолго до убийства, можно было представить, что «гадким родственником» и являлся Кокаев.

Ее отец, этнический азербайджанец Сохраб Диба, происходил из знатной аристократической семьи, был отпрыском посла Ирана в королевской Рф. Не считая того, ему удалось получить поистине блестящее образование. Сохраб Диба закончил одно из самых узнаваемых в мире гражданских высших учебных заведений — Сорбонну и одно из престижнейших военных — Академию Сен-Сира. На момент рождения дочери этот обеспеченный и авторитетный аристократ являлся офицером иранской армии.

Мама будущей императрицы Фаридэ Хутби была родом из провинции Гилан, на побережье Каспийского моря и также принадлежала к местной знати. Казалось, семья Диба полностью счастлива в реальном и имеет лишь радужные перспективы в будущем. Данная иллюзия разрушилась опосля ужасного и неожиданного действия — в году погиб отец Фаррах, Сохраб Диба. На тот момент его дочери было всего только 9 лет. Эта погибель стала одним из самых катастрофических событий за всю жизнь ее величества.

Уход главы семьи воздействовал и на материальное положение Фаррах с мамой. Им пришлось покинуть шикарную виллу в северной части Тегерана и поселиться у 1-го из братьев Фаридэ Хутби. Невзирая на трагедию, постигшую их обеих, мама Фаррах поставила собственной целью отдать дочери достойное воспитание и не плохое образование, вырастить ее в подлинно аристократическом духе.

Уже с ранешнего возраста будущая царица оказалась в числе учениц итальянской школы, действовавшей в Тегеране. Фаррах Диба демонстрировала себя не лишь как отменная ученица, но и активно занималась внеклассной деятельностью. В частности, она достигнула неких фурроров в спорте, став даже капитаном школьной баскетбольной команды.

Вообщем, учеба все-же превалировала в интересах девушки. Думая о собственном будущем, она решила заниматься архитектурой. Скоро юная аристократка отбывает во Францию. Фаррах и шах Как ни удивительно, конкретно на чужбине ей и довелось познакомиться с иранским шахом. Во время собственного визита в третью республику, Мохаммад Реза Пехлеви изъявил желание встретиться в здании Иранского посольства и со студентами, обучающимися там. Почти все из их получали муниципальную стипендию, а поэтому монарху было любопытно, что собой представляет «надежда нации».

Одной из представленных шаху студенток была Фаррах. Меж 2-мя выдающимися людьми фактически сходу появилась симпатия, а в Тегеран в летнюю пору года они возвратились совместно. Сначала дела пары держались в тайне, и лишь в ноябре того же года о их стало понятно широкой общественности, как в Иране, так и за рубежом. Нужно отметить, что это был 3-ий брак Мохаммада Резы Пехлеви.

В 1-ый раз он женился в году на сестре египетского короля Фарука, принцессе Фаузии, от которой имел дочь. Героиней 2-ой шахской брачной церемонии стала Сораййа Эсфандияри, иранская аристократка, германка по мамы. Оба этих союза распались в первую очередь из-за неспособности первых 2-ух жен отдать монарху отпрыска — наследника престола.

Естественно, что, в том числе и по данной нам причине внимание общественности оказалось приковано к юный царице Фаррах. И она оправдала всеобщие ожидания, родив, в конце концов, долгожданного наследника — 30 октября года на свет возник кронпринц Реза. Потом у венценосной пары родилось еще трое малышей — принцесса Фаранхаз, царевич Али-Реза и принцесса Лейла. В начале собственного правления царица Фаррах не воспринимала особенного роли в муниципальном управлении, ограничиваясь разве что дворцовыми церемониями.

Вообщем, скоро данное положение дел стало изменяться. Видя, что страна нуждается в переменах, царица не лишь поддерживала собственного супруга в его усилиях по модернизации Ирана, но и употребляла свое влияние на шаха для решения вопросцев развития культуры, прав дам, благотворительности и мед обслуживания населения. Императрица Популярность юный супруги Мохаммеда Резы Пехлеви неприклонно росла, как посреди населения, так и в кругах высшей аристократии и администрации.

В году шах решается на поистине беспрецендентный шаг. Он коронует Фаррах как императрицу, шахбану заметим, что свой титул монарха также соответствовал императорскому, и на сто процентов звучал как «царь царей и свет ариев». Таковым образом, она становится первой и единственной дамой в новой истории страны, удостоенной данного титула. Церемония коронации, проведенная с пышностью и блеском, навечно запомнилась подданным новейшей императрицы.

Кроме титула, Фаррах получила право регентства, в случае ежели опосля погибели ее супруга наследник престола не достиг бы 21 года Праздничек в Персеполисе В году состоялось еще одно праздничное мероприятие, участницей которого стала Фаррах. Это было празднование летия персидской монархии. Проведенная в старой, еще Ахеменидской, столице — Персеполисе, церемония являла собой не лишь типичный экскурс в историю страны, но и демонстрацию ее достижений на современном шаге развития.

К месту празднования гостей доставляли лимузинов «Мерседес», а за эстетическую сторону мероприятия отвечали фаворитные дизайнеры и живописцы Франции. Вообщем, невзирая на восторженные отзывы официальных властей, в том числе и самой императрицы, нашлись и критики, упрекавшие организаторов празднеств в трате 10-ов и даже сотен миллионов баксов.

По официальным данным на превосходный банкет ушло 22 миллиона. Наиболее скептически настроенные журналисты называли цифру приблизительно в 10 раз больше. На службе народу Вообщем, это никак не отразилось на деятельности шахбану Фаррах. Конкретно начало х гг. Так, императрица активно боролась с таковым всераспространенным в Иране болезнью, как проказа.

Она вкупе со своими сторонниками и единомышленниками оказывала все вероятное содействие «Обществу помощи прокаженным», нередко навещала нездоровых, завлекала всеобщее внимание к данной дилемме. Невзирая на иногда страшный вид зараженных заболеванием, а также ужас перед ними со стороны окружающих, императрица, звезда таблоидов и светских раутов, активно контактировала с ними, даже целовала и обнимала страдавших от недуга малышей.

1-ая леди царства вспоминала позднее, что, во время 1-го из визитов к нездоровым, к ней подошла дама, которая заключила ее в объятия, стала трогать и разглаживать лицо шахбану, как ежели бы та была бы святой. Благодаря стараниям Фаррах Пехлеви по всей стране строились центры по исцелению проказы, в которых к году находилось около 2-ух тыщ пациентов.

Содействие шаха посодействовало императрице и ее сторонникам воплотить и еще один масштабный проект — выстроить деревню для излечившихся от проказы людей. Сначала данная инициатива показалась странной даже в Мировой Организации Здоровья, при этом была очень плохо там воспринята. Почти все критики, в особенности за рубежом, просто не соображали, что даже излечившиеся от проказы люди в Иране являются изолированными от остального общества, и нуждаются в помощи.

Но проект отдал настолько впечатляющий итог, что скоро нехорошие оценки стали просто неприемлимыми. Новенькая деревня быстро перевоплотился в коммерчески рентабельное, процветающее поселение, с комфортабельными коттеджами, магазинами, кинозалами. Местные обитатели занимались скотоводством, удачно реализовывали свою продукцию, получая немалые прибыли.

Дело дошло до того, что успешную деревню стали посещать обитатели примыкающих, «здоровых» селений. Таковым образом, столетний ужас заболевания, даже вылеченной, но оставлявшей страшные следы, равномерно уходил. Шаг за шагом бывшие прокаженные поновой интегрировались в общество. Невзирая на свои громадные награды в этом деле, императрица Фаррах с постоянной верой в сограждан отмечала, что это не она со сторонниками вернули нездоровых в нормальную жизнь, а «само иранское общество, в конце концов, возвратилось к ним».

Как уже отмечалось выше, очень значимые усилия шахбану употребляла на улучшение положения дам в стране. В годы их с шахом правления иранки получили равные с мужчинами гражданские права, были отменены почти все консервативные обычаи, в частности, — многоженство. Дамы получили возможность становиться судьями, избираться в парламент, занимать высшие муниципальные должности. К примеру, во времена правления крайних монархов династии Пехлеви пост судьи занимала лауреат Нобелевской премии Ширин Эбади.

В особенности известны мероприятия императрицы Фаррах в области культуры. Всего она покровительствовала 24 образовательным, мед и культурным учреждениям. Шахбану способствовала проведению ежегодного Ширазского Фестиваля Искусства, который часто проходил с по гг. Нужно огласить, что, невзирая на богатейшую историю, Иран ко 2-ой половине 20 века имел на собственной местности не так много государственных шедевров, почти все из которых оказались в разных музеях Европы. Императрица Фаррах взяла курс на возвращение предметов иранского искусства на Родину.

Шахское правительство по ее настоянию скупало древнейшие ценности. Под управлением шахбану были открыты Нагаристанский Культурный Центр, Музей Резы Аббаси, Хорамабадский Музей, Галерея государственных ковров, Абгинехский музей керамики и изделий из стекла, а также почти все остальные учреждения.

Авиастроительный район казани багажник игровые автоматы милиция игра самые лучшие игровые автоматы авиастроительный район казани багажник игровые автоматы милиция

MICROGAMING CASINO ONLINE

RU решила внести ясность в частичную мобилизацию в Казани и выяснить, где в городке организованы сборные пункты. То есть по каким непосредственно адресам может придти человек, получивший повестку либо изъявивший желание отправиться на СВО. Мы позвонили во все военные комиссариаты городка, но определенный ответ получили не в каждом.

Так, обитатели Авиастроительного и Ново-Савиновского районов Казани могут обратиться по адресу Дементьева, Доп сборный пункт организован в здании авиационно-технического института им. RU в военном комиссариате районов. А вот в военкоматах Столичного, Кировского и Русского районов Казани были наименее любезны, разговаривать с журналистом не захотели. В военном комиссариате объединенных Столичного и Кировского сослались на нехватку времени и повесили трубку.

Мы позвонили во все военные комиссариаты городка, но определенный ответ получили не в каждом. Так, обитатели Авиастроительного и Ново-Савиновского районов Казани могут обратиться по адресу Дементьева, Доп сборный пункт организован в здании авиационно-технического института им.

RU в военном комиссариате районов. А вот в военкоматах Столичного, Кировского и Русского районов Казани были наименее любезны, разговаривать с журналистом не захотели. В военном комиссариате объединенных Столичного и Кировского сослались на нехватку времени и повесили трубку.

Когда люди прибывают, им всё разъясняют. Всего неплохого, — произнесла представитель военкомата Русского района и тоже прекратила звонок.

Авиастроительный район казани багажник игровые автоматы милиция рандом в казино самп

Казань сегодня. Путешествие по Авиастроительному району Казани. Достопримечательности Казани.

ИГРАТЬ КАРТЫ ПЕРЕВОДНОГО ДУРАКА

Авиастроительный район казани багажник игровые автоматы милиция ферма русская рулетка онлайн играть бесплатно

Улицы Казани Квартала и Авиастрой в 1998 году

Другие материалы по теме

  • Джой казино сайт
  • Голден интерстар 7700 смотреть
  • Win hosts
  • Китай остров казино
  • Как играть гадкий я 3 карты
  • Gta online казино дата выхода
  • Об авторе

    Логачев Дмитрий Никитович

    Комментарии
    1. Павлов Вадим Валентинович

      форум казино риобет

    [an error occurred while processing the directive]